loader
img

Российская финансовая «мегапрачечная»

Мы расскажем о, возможно, крупнейшей схеме по отмыванию денег в истории Восточной Европы — о финансовой «мегапрачечной», элементами которой служили банки и компании, связанные с весьма влиятельными в этой части континента людьми.

Валерий Шарко

В период между 2010 и началом 2014 года криминальные круги и коррумпированные политики из России сумели провести 20 миллиардов долларов преступных доходов через этот многосложный «отмывочный механизм», состоящий из коммерческих структур, финансовых учреждений, липовых владельцев и фиктивных долговых обязательств. На последнем этапе видимость законности всей процедуре придавали судебные решения, которые выносились в Молдове. Объявленные судом «законными», эти финансовые средства затем ручейками растекались по всей Европе.

В настоящий момент полиция и прокуратура Молдовы расследуют обстоятельства, связанные с функционированием этой гигантской «финансовой прачечной».

С декабря прошлого года этим делом, в частности, занимается местная Служба по борьбе с отмыванием денег. Ее руководитель Василий Шарко говорит, что по итогам проверки многие судьи и судебные исполнители могут оказаться за решеткой.

Журналисты Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) попытались разобраться во всех деталях этой криминальной системы, чтобы выяснить, кто и с помощью каких приемов ею заправлял. Выяснилось, что среди руководителей и членов советов директоров банков и компаний, которые стали звеньями хитроумной цепочки легализации средств, фигурировали известные бизнесмены, двоюродный брат президента Владимира Путина, а также люди, по мнению многих связанные со структурами бывшего КГБ.

Ключевая роль в деятельности финансовой «мегапрачечной» отводилась Молдове — крохотной бывшей советской республике, вынужденной сегодня балансировать между стремлением стать частью объединенной Европы и тягой к России, с которой связана вековыми узами. Судебные инстанции Молдовы должны были обеспечить надежное юридическое прикрытие и защиту от регулирующих органов, а банковский сектор республики — служить каналом для перекачки «отмытых» денег в финансовые учреждения стран Евросоюза.

Программа легализации средств

Когда речь идет о крупных суммах незаконно полученного дохода, то в какой-то момент таким деньгам требуется «легальная» история, что неизменно представляет определенную проблему для их обладателей. Криминал по большей части оперирует наличными, так что на руках у мафиози или продажных чиновников порой могут оказаться горы банкнот, происхождение которых им не хотелось бы объяснять никому, тем более налоговым органам.

blog-image

Финансовая «мегапрачечная» была устроена для того, чтобы создать видимость законной коммерческой деятельности — тем самым миллиарды получали свою чистую «родословную», «заверенную» санкцией суда, которая выдавалась на совершение определенных транзакций. Однако на деле задействованные в этом процессе фирмы являлись однодневками, а имена их настоящих владельцев были надежно скрыты.

Стандартная «коммерческая операция», как правило, предполагала участие двух компаний, часто зарегистрированных в Великобритании, схема собственности которых окутывала непроницаемая офшорная пелена «налоговых гаваней». И вот две эти компании подписывают фиктивный контракт, согласно которому одна из них дает другой в долг колоссальную сумму денег, хотя в действительности никакого движения средств не происходило. Более того, вполне вероятно, что владельцами этих компаний были одни и те же остававшиеся неизвестными люди, чьи интересы представляли номинальные «доверенные лица».

Любимым офшором операторов «мегапрачечной» был Белиз, а сумма любой отдельно взятой транзакции была умопомрачительной — от 100 до 800 миллионов долларов. При этом каждый контракт неизменно предусматривал, что гарантом возврата долга будут выступать определенные коммерческие структуры из России, почти всегда возглавляемые неким гражданином Республики Молдовы. Молдавское гражданство директоров таких фирм позволяло организатором теневой схемы в нужный момент апеллировать к судам этой юрисдикции, которые впоследствии санкционировали перевод «грязных» денег на счета вполне легальных банковских структур.

Итак, деньги взяты в долг, но на втором этапе операции «заемщик» отказывался возвращать деньги «кредитору», и обязательства по оплате долга автоматически переходили к российским «поручителям». После этого «компания-кредитор» подавала иск в молдавский суд, который констатировал наличие «реальной» задолженности и выдавал предписание «поручителю» возместить требуемую сумму.

Затем российская компания, гарантировавшая обеспечение возврата долга, переводила средства «неясного происхождения» на счет, специально открытый «компанией-кредитором», причем в каждом из подобных случаев такие счета открывались в банке-посреднике под названием Moldindconbank. Данное финансовое учреждение непосредственно связано с одним из наиболее влиятельных в Молдове бизнесменов.

И в завершение всего деньги переправлялись на счет «компании-кредитора», для открытия которого всегда выбирался латвийский банк Trasta Komercbanka.

Таким образом — вуаля! — деньги оказывались в Латвии, на территории ЕС. «Законность» этих средств подтверждало распоряжение суда, их чистота не вызывала сомнения, а владельцы капиталов вольны были распоряжаться ими по своему усмотрению.

В результате расследования OCCRP выяснилось, что к услугам финансовой «мегапрачечной» прибегали 19 российских банков, часть которых уже проверяют на причастность к отмыванию денег.

А судьи кто?

Более 20 судей в 15 различных судебных инстанциях Молдовы оказались помощниками в легализации незаконных доходов. За три года они выпустили более 50 постановлений, «узаконив» долговые обязательства на сумму более 20 миллиардов долларов США — колоссальные для условий Молдовы средства, чей ВВП в 2013 году недотянул и до 8,5 миллиарда долларов. Некоторые из судей на сегодня находятся под следствием, а остальные уволились.

Финансовая «мегапрачечная» заработала 22 октября 2010 года, когда британская компания Valemont Properties Limited подала иск в один из судов Кишинева против поручителей по займу, который она ранее предоставила другой компании из Соединенного Королевства. Гарантами возврата средств выступали гражданин Молдовы Андрей Абрамов и две российские фирмы — ООО «ЛайтаМ» и ООО «Спартак».

Журналисты OCCRP застали Андрея Абрамова на его рабочем месте в аэропорту Кишинева. По его словам, сотрудничать с упомянутыми компаниями из России он начал в 2010 году, когда находился в поиске работы после того, как совсем незадолго до этого закончил обучение специальности, связанной с гражданской авиацией.

«Мой друг, живущий в Канаде, свел меня с украинцем, чью фамилию я не помню. Мы встретились в одном из ресторанов в Кишиневе, и он рассказал мне, что владеет компаниями в России, Украине и Великобритании».

Андрей Абрамов

Со слов Абрамова, его собеседник заявил, что у него, в частности, есть консультационная фирма и что он хотел бы открыть представительство в Молдове и назначить Абрамова руководителем.

Однако, как говорит сам Абрамов, этого так и не произошло: «Я проработал на них 4 месяца, получив за все лишь 100 долларов».

Он рассказал, что периодически должен был отправляться на главный автовокзал Кишинева, где ему передавали документы, которые ему затем следовало переслать в Россию.

Абрамов признается, что был разочарован тем, что его работодатели не сдержали обещаний, которые давали ему относительно его новой работы. «Как-то раз я подписал некую бумагу для суда города Рышканы, в которой подтверждал, что не имею возражений относительно проходившего тогда судебного разбирательства», — вспоминает он.

На основании документальной информации из ведомства по охране границ Молдовы журналисты OCCRP установили, что Абрамов посещал Украину за 4 месяца до слушания дела по иску компании Valemont Properties. Известно также, что другие граждане Молдовы из тех, что явились участниками схемы по отмыванию денег, нередко совершали поездки по маршруту Кишинев — Москва.

Судебное дело с участием Абрамова рассматривал молдавский судья Георгий Горун, который зафиксировал «законность» долгового требования и постановить взыскать с Абрамова и двух его российских фирм положенную сумму. Предписание суда надлежало реализовать судебному исполнителю Анатолию Кихаю, выступавшему в данном случае в роли посредника.

Валерий Гышкэ

Для получения денег из России Кихай открыл счет в Moldindconbank, откуда эти средства были перечислены на счет компании Valemont Properties в латвийском Trasta Komercbanka. Отметим, что такой маршрут перемещения капиталов — из российских банков в Moldindconbank и потом в Trasta Komercbanka — использовался во всех без исключения операциях финансовой «мегапрачечной».

Представители Trasta Komercbanka отказались дать комментарий относительно этих транзакций.

В распоряжении OCCRP оказались банковские выписки, свидетельствующие о том, что на банковский счет Георгия Кихая поступало множество денежных переводов. Указанные выше российские компании, ООО «ЛайтаМ» и ООО «Спартак», перечислили сюда миллиарды рублей, которые затем были обменяны на британские фунты и в итоге оказались на счету Valemont Properties. В Молдову эти средства поступили из двух российских банков — КБ «Трансинвестбанк» и КБ «Инкредбанк».

Компания Valemont Properties фигурирует и в других разбирательствах в молдавских судах, связанных с требованиями возврата долга. В каждом случае интересы британской компании представлял 32-летний гражданин Украины Богдан Кучай — директор российского ООО «Прайм», учрежденного в 2012 году. Эта коммерческая структура, в свою очередь, выступает в качестве единственного владельца офшорной компании Denison Limited, зарегистрированной в Белизе. Известно, что Denison Limited подавала иски против «должников», используя ту же схему, что и Valemont Properties.

Богдан Кучай причастен и к другим весьма сомнительным судебным делам.

«Плохие» долги

В обнародованном 27 мая заявлении Высшего совета магистратуры отмечается, что многие судебные решения по делам, связанным с обеспечением долговых требований, не имели под собой законного основания. По мнению членов совета, судьи выносили свои вердикты, лишь опираясь на документы, подлинность которых не была должным образом установлена и нотариальное оформление которых вызывало сомнения, а это напрямую противоречит общепринятой судебной практике.

Журналисты OCCRP имели возможность пообщаться с Валерием Гышкэ, одним из тех судей, которые выносили решения в интересах участников финансовой «мегапрачечной». На встречу, назначенную на парковке неподалеку от здания правительства Молдовы, он приехал на черном «паркетном» внедорожнике, одетый как самый обычный житель молдавской столицы. До 2012 года, когда он ушел в отставку, принятые им постановления дали зеленый свет выводу из России на счета офшорных компаний не менее 2,1 миллиарда долларов.

По информации Высшего совета магистратуры, заявление об отставке Гышкэ подал 22 ноября 2012 года, указав в качестве причины проблемы со здоровьем. 18 декабря он вынес свое последнее решение с требованием к российским «поручителям» исполнить долговое обязательство на сумму в полмиллиарда долларов, а уже через три дня был освобожден от своих обязанностей. Сейчас он простой адвокат. Гышкэ утверждает, что принимал постановления в строгом соответствии с законом, что его действия не нанесли никакого ущерба финансовой системе Молдовы или какому-то из банков и что в итоге были затронуты интересы лишь одного гражданина республики.

«Всякий раз человек из Кишинева представлял мне документы, в которых говорилось, что стороны процесса не имеют никаких возражений относительно судебного разбирательства. Подлинность этих бумаг проверялась всеми возможными способами», — сказал журналистам Гышкэ и добавил, что ни одно из его решений не было отменено.

Светлана Мокан

«Если кто-то занимался отмыванием денег и использовал нас, то доказывать это должны правоохранительные органы Молдовы. Я не знаю, кто мог бы стоять за всем этим, и я не имел представления о том, что другие молдавские судьи тоже выносили постановления подобного плана», — настаивает Гышкэ.

Журналисты OCCRP попытались побеседовать со Светланой Мокан, судебным исполнителем, ответственным за реализацию многих постановлений, вследствие которых огромные суммы денег получали легальный статус. Через ее счет в банке было проведено без малого 17 миллиардов долларов. Мокан отказалась встречаться с журналистами и отвечать на их вопросы. Когда с ней связались по телефону, она лишь заявила, что «не уполномочена» разговаривать на подобные темы и не станет давать никакой информации.

Руководитель молдавского Департамента по борьбе с отмыванием денег Василий Сарко говорит, что упомянутые выше судебные постановления выносились с нарушением закона и не имели должной документальной основы. «У нас в разработке находятся три человека из числа работников банковской системы. На сегодняшний день ведутся три уголовных дела, а еще два дела будут возбуждены в ближайшее время. Также два уголовных дела заведены на территории Латвии и Эстонии», — рассказал Шарко.

Шарко сообщил, что в феврале его ведомство открыло уголовное производство в отношении одного из судебных исполнителей, а еще один судисполнитель в марте был взят под арест.

22 июля сего года премьер-министр Молдовы Юрий Лянкэ внес на рассмотрение парламента пакет законов, которые в случае их принятия позволят привлекать к ответственности судей, причастных к практике отмывания денег.

Компании — российские, номинальные директора — украинцы и молдаване

Представители молдавских правоохранительных органов считают, что более 90 компаний из Российской Федерации были участниками финансовой «мегапрачечной». Они совершили тысячи денежных переводов на банковские счета в Молдове, откуда эти средства переправлялись на счета офшорных фирм.

OCCRP постарался разобраться в структуре собственности некоторых из этих компаний. Выяснилось, что в ряде случаев их директорами и акционерами являлись граждане Молдовы и Украины, и, судя по всему, это были лишь номинальные управляющие, за фигурами которых скрывались истинные владельцы, проворачивавшие финансовые махинации. Примером здесь может служить ООО «Проффстандарт», указанное наряду с четырьмя другими коммерческими структурами в документах молдавского суда в качестве ответчика по делу о возврате полумиллиарда долларов шотландской компании Westburn Enterprises Limited.

Держателем контрольного пакета акций ООО «Проффстандарт» является 31-летний Руслан Силочи из небольшого города Каушаны, что в 70 километрах от Кишинева и в 40 километрах от Тирасполя — столицы самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики. Каушаны — малая родина влиятельного бизнесмена Вячеслава Платона, чей отец Николай возглавляет Moldindconbank — ключевой молдавский банк в структуре финансовой «мегапрачечной».

Руслан Силочи живет на окраине города, в доме своих дедушки с бабушкой. Когда 19 июня журналисты OCCRP приехали к дому, чтобы встретиться с Силочи, дверь оказалась закрытой.

«Он бывает здесь наездами, — рассказала продавщица соседнего магазина. — Он хороший парень. Вы приехали забрать у него деньги? Я должна ему 100 долларов».

Буквально через несколько мгновений другие местные женщины указали нам на синий «мерседес», в котором находился Силочи.

Закурив сигарету, он спросил, не приезжали ли мы накануне, чтобы увидеться с ним. «Моя жена рассказала мне, что кто-то искал меня, — пояснил он. — Я только что вернулся с Украины, ездил в Одессу забирать кое-какой товар. Сделаю на нем долларов 300-400».

Силочи сообщил, что ООО «Проффстандарт» уже закрыто.

«У меня сейчас несколько фирм. Я занимаюсь строительными материалами. Тяжело… очень непросто начинать с нуля», — посетовал он.

Журналисты поинтересовались, каким образом его компания оказалась причастна к делу о возврате долга. Он ответил, что к нему обратились «клиенты», которые предложили выгодную сделку.

«Я объясню вам одну вещь: так делается бизнес в Москве. Ничего нового тут нет. Они меня искали и нашли, чтобы совершать переводы денег. Там не только я был, были и многие другие».

Руслан Силочи

Силочи не захотел говорить о том, сколько денег он заработал, будучи «доверенным лицом»: «Это конфиденциальная информация, коммерческая тайна. Никто не станет вам рассказывать, как все это работает. Я знаю, что в Молдове сейчас ведется расследование, но из прокуратуры меня никто не вызывал».

Журналисты OCCRP выяснили, что Руслан Силочи также является единственным владельцем молдавской компании Prodpozitiv SRL, против которой в 2009 году власти возбудили уголовное дело. Силочи и его компанию подозревали в контрабанде мяса. «Дело сейчас находится в суде, и рассматривать его будут до скончания века, — говорит Силочи. — Я всего-навсего привез вместо мяса курицы свинину, вот и все. Прямо сейчас я занимаюсь реорганизацией своей компании. У меня есть несколько магазинов непосредственно здесь, в Каушанах».

«Если бы у меня было полмиллиарда…»

Евгений Выборов — еще один гражданин Молдовы, причастный к сомнительной операции по возврату денег компании Westburn Enterprises Limited. 33-летний водитель службы экспресс-доставки из Кишинева, он указан в качестве акционера и директора российского ООО «Комтехкомплект». Он отрицает, что совершал что-либо противозаконное, и обеспокоен тем, что его имя фигурирует в деле о финансовой «мегапрачечной».

«Я был в Москве в 2009 году, и один человек из круга моих знакомых посоветовал мне купить компанию. Я занимался обслуживанием компьютеров и другой техники. Где-то в 2012 году я закрыл компанию и вернулся в Кишинев. Кажется, я передавал кому-то доверенность, но это было давно, я не помню всех обстоятельств», — рассказал Выборов.

«Никто не давал мне денег и никто меня не искал, — продолжает он. — Я не стал бы закладывать свой дом, я купил бы собственный автомобиль и не работал бы водителем, если бы мне тогда заплатили. Мне никогда не приходило в голову, что моя компания будет иметь отношение к подобному судебному разбирательству».

«Если бы у меня было полмиллиарда, я передал бы их в детский дом», — уверяет Выборов.

Член парламента Молдовы Наэ-Симион Теодор Плешка за 53 500 долларов купил квартиру, расположенную рядом с квартирой Выборова, чтобы расширить его жилье. Выборов до сих пор использует эту квартиру в качестве своего официального адреса.

«У Евгения очень непростая ситуация. Я думаю, его использовали для отмывания денег. Видимо, его кто-то подставил», — полагает Плешка.